desperada_anna: (задумчиво)
Ні обіцянок ні пробачень
Все сталося саме собою
Слова набули нових значень
Ми ж не змінилися з тобою


Каждый год я традиционно читаю новую книгу Пелевина. Вот и сейчас наконец прочитала его последнюю книгу про хуцпу Федерального Резерва. Странно (или даже забавно), но именно слова из эпиграфа были первым, что пришло мне в голову после прочтения. Точнее, последние две строчки, остальное пришло уже потом.

Каждый раз новая книга Пелевина как бы снимает пелену с видения вещей и даёт странное необычное ощущение. Наверное, именно для этого я их и читаю. Да, это те самые новые значения старых слов. Но вот проблема в том, что читатель всегда (ну, мне так кажется) остаётся прежним. Да, можно какое-то время ходить в переосмысленном состоянии под влиянием книги Пелевина или кого-то другого, но это всегда рано или поздно заканчивается, причём обычно намного быстрее, чем через год. Это как рябь на воде. Для того чтобы действительно что-то поменять нужно нечто большее, чем просто книги Пелевина (или кого-то другого).

Как-то так.
desperada_anna: (задумчиво)
Не листайте эти страницы в тщетной попытке найти правду о мире, ибо правды здесь нет и мира этого нет, а есть лишь боль и память, память и боль. И меня не слушайте, когда я говорю вам об этом, ибо и меня тоже нет, не слушайте, не...

Почему-то именно эта цитата всплыла в памяти второй после прочтения новой книги П. Первой, конечно, всплыла песня про апостола Андрея, которая в эпиграфе. Вот только в песне совсем другие слова, да и в этой цитате тоже, но разве это имеет какое-то значение?

В последнее время я нечасто читаю книги и даже редко смотрю фильмы, но в этом году так уж получилось, что прочитать удалось целую пачку (отчёт тут где-то был в журнале). Тем не менее, именно Пелевин из года в год становится для меня событием. И вроде бы каждый раз он рассказывает одну и ту же историю, но каждый раз её невероятно хочется услышать снова ведь каждый раз за год она почему-то забывается, ветшает и тонет где-то в глубинах памяти. И каждый раз слыша её снова чувствуешь себя обновлённым, умиротворённым, вспомнившим что-то важное, что ни в коем случае нельзя забывать. Вот только почему-то всё равно потом забываешь, увязаешь во всём этом будничном и уходишь от этого чувства света, чистоты и понимания. Иногда мне кажется, что если прочитать подряд все книги Пелевина, то что-то в мозгу перемкнёт навсегда и назад отката уже не будет, но вряд ли я когда-нибудь соберусь провести эксперимент. Хотя... Всё возможно.

desperada_anna: (задумчиво)
Если вы заметили вокруг себя мир, который совсем вам не нравится, вспомните, что вы сделали, чтобы в него попасть. Может быть, вы даже не военный преступник, а просто слишком часто смотрите френдленту или телевизор. Тогда из всех привычек достаточно изменить только эту.
©Виктор Пелевин. Любовь к трём цукербринам

Я всегда, всю жизнь, молился и обращался к Богу. И Бог мне всегда помогал.
©А.Р.Чикатило. Цитата по Кривич М., Ольгин О. Чикатило и его жертвы / Гл. консультант государственный советник юстиции II класса А. Г. Звягинцев. - М.: Изограф, 1996.

Новая книга Пелевина. Как всегда, ждёшь с удовольствием. Особенно в этот раз, когда она вышла немного позже, чем ждали. Но это и не страшно - за окном уже скоро год как показывают "Игру престолов" и это, надо сказать, весьма увлекательно. С другой стороны, было страшно, что Пелевин об этой самой игре престолов и напишет. Честно, я очень опасалась этого, особенно после появления первых анонсов, в которых обещали связь с событиями в Украине. О событиях, конечно, было, но мельком, для галочки и не для меня.

Вообще, книги Пелевина напоминают мне игру "Лила", в которую я играла когда-то давно. Игра как бы имитирует прохождение души через разные препятствия к полному освобождению, нирване, вот этому всему. Так вот в этой игре я обычно проходила почти до конца, но за одну-две клетки до счастливого финиша меня каждый раз отбрасывало в самое начало. Так и с книгами Пелевина: каждая оставляет после себя какое-то очень правильное чувство внутри, но за год до выхода новой оно рассеивается практически без остатка.

Каждая книга Пелевина оставляет после себя другое чувство. Эта - напомнила мне чем-то максофраевские простые правила жизни, душеспасительные беседы с Артемио, те вещи, которые я писала на свитках пожелтевшей бумаги в тринадцать лет, а местами даже My little pony.

Может быть, эта книга не такая глубокая, как кому-то бы хотелось, но ведь и я такая же. И проблемы мои такие же. И это - именно то, что мне и нужно. Надеюсь, этого осознания мне хватит на год.

Ватман

Friday, 12 April 2013 16:52
desperada_anna: (задумчиво)
Отака хуйня, малята.
© Д.П.

Знаешь, милая читательница, как бывает, когда возвращаешься на родину после недолгой отлучки - всё кажется кристально ясным, каждая мелочь бросается в глаза, на всё смотришь свежим взглядом. Ты ещё не успела оторваться от текущих в этой части мира событий, ты ещё можешь полностью осознать всю картину этой суеты со всеми её внутренними связями и противоречиями.

Совсем по-другому бывает, когда тебя не было дома уже очень давно, месяц, год, полгода. Тогда взгляд становится не только свежим, он как-то уходит в сторону и вверх, отстраняется от всего происходящего. И ты уже не понимаешь и не видишь внутренних переплетений на картине действительности. И ты не хочешь понимать, потому что это всё суета. Всё суета. Это всё неважно. Неважно, сколько серий ты пропустила, потому что в них не было ничего важного.

Ещё хуже становится, когда у тебя уже нет дома. Нет такого места, где ты бываешь достаточно долго, чтобы поверить, что суета это не суета. Ты уже не понимаешь модных шуток и не можешь шутить так, чтобы окружающим это казалось смешно. Помимо своей воли ты оказываешь вне культурных кодов, выше их. А значит и выше всего остального мира.

При этом от самого мира, от своего прошлого ты никуда не можешь убежать. Какая-то ты вроде ещё где-то есть и определяет то, что ты думаешь и как действуешь. Или нет? Ведь иногда кажется, что всё прошлое, которое было до поездки, что его и не было на самом-то деле. Всё это иллюзия.

И вот стоишь ты, не с ними и не с собой и думаешь... Думаешь ли? Ведь всё это суета на плоскости иллюзии. Всё это неважно и никогда не было важным. Поэтому и смерти не стоит боятся, что никогда не было рождения.

S.N.U.F.F.

Tuesday, 10 January 2012 14:58
desperada_anna: (withoutCross)
El Arriero
© Atahualpa Yupanqui / Divididos

En las arenas bailan los remolinos,
El sol juega en el brillo del pedregal,
Y prendido a la magia de los caminos,
El arriero va, el arriero va.

Es bandera de niebla su poncho al viento,
Lo saludan las flautas del pajonal,
Y apurando a la tropa por esos cerros,
El arriero va, el arriero va.

Las penas y las vaquitas,
Se van por la misma senda,
Las penas son de nosotros,
Las vaquitas son ajenas...

Вот так всегда: печали твои, а коровы чужие. Так всегда бывает, когда читаешь хорошую книгу. Когда она заканчивается, остаётся только какая-то экзистенциальная тоска, отрешённость от реального мира и желание пялиться на первый попавшийся предмет, пока не поймёшь, что он ненастоящий, иллюзия, майя. Его никогда не было, как и мира той книги, которую кто-то когда-то читал, он так же закончится и исчезнет. Да и всё остальное вокруг такое же ненастоящее, чужое, как те коровы. И только печаль настоящая. Или нет?

После Пелевина всегда так бывает. Он умеет так, не сильно ошарашив, подвести доверчивого читателя к нужному видению вещей. Его книги очень ситуативны. Они всегда появляются вовремя, они сами часть и продолжение этого времени. Они не выбиваются из симфонии инфомира современности, но в то же время позволяют взглянуть на него как бы снаружи, хотя и оставаясь внутри. Чтобы понять его, нужно очень плотно погружаться в культурный и информационный дискурс сегодняшнего дня, знать находки вчерашнего дня, но не относится ко всему этому слишком всерьёз. В конце концов, Пелевин - это самый лучший юмористический писатель современности. Не духовный учитель, не политический обозреватель, не моралист, а просто шутник. И не нужно искать в нём никакого другого смысла. Ты или понимаешь чьи-то шутки, либо они для тебя несмешные, и тогда лучше почитать какие-нибудь другие.

Я уже множество раз писала о том, что люблю раннего Пелевина больше, чем современного. Потому что я живу в том времени, о котором его ранние книги, в небытии, где тонкая грань реальности. Но конечно, я вижу и сегодняшний день, и мне бывает интересно встряхнуть свой взгляд на него. Потому что взгляд рано или поздно притупляется, а мозг начинает интерпретировать иллюзорные картины как настоящее. И тогда на них нужно посмотреть сквозь призму Пелевина и посмеяться. Многие говорят, что Пелевин уже не тот, что вместо него пишет кто-то другой, да много чего говорят. Мне всё равно, для меня он свою функцию выполняет. Мне всё равно, кто он, какой он на самом деле и существует ли он вообще.

Для меня Пелевин - это утилитарная вещь, которая позволяет корректировать восприятие. Каждый год выходит новый его апгрейд и в общем и целом он всегда меня устраивает. Он хорошо делает свою работу.
desperada_anna: (womanInBlack)
ВАМ!
© Маяковский

Вам, проживающим за оргией оргию,
имеющим ванную и теплый клозет!
Как вам не стыдно о представленных к Георгию
вычитывать из столбцов газет?!

Знаете ли вы, бездарные, многие,
думающие, нажраться лучше как,-
может быть, сейчас бомбой ноги
выдрало у Петрова поручика?..

Если б он, приведенный на убой,
вдруг увидел, израненный,
как вы измазанной в котлете губой
похотливо напеваете Северянина!

Вам ли, любящим баб да блюда,
жизнь отдавать в угоду?!
Я лучше в баре блядям буду
подавать ананасную воду!

Скажу сразу Пелевин - это, наверное, единственный современный русский писатель, которого я читаю. Нет, конечно, я знаю и других (в первую очередь, фантастов), но как-то систематичности и постоянства больше всего в моих отношениях именно с Пелевиным. Кажется, я прочитала практически все его произведения, хотя в общем-то никогда не ставила себе такой цели, как это часто со мной бывает. На втором месте по количеству (или проценту) прочитанных книг из современных русских, наверное, будет Макс Фрай, хотя я его читала не столько из интереса, сколько из желания понять тех людей, которые от него фанатеют.

Вообще, читать я люблю и поглощаю литературу неимоверными дозами - мне только волю дай. То есть я настоящий книгоман. Или правильней, книжный наркоман. Если я сажусь читать, то хрен меня оторвёшь от этого занятия. И еда, уборка квартиры и прочие жизненно важные необходимости уходят на задний план пока я не дочитаю. А когда я дочитываю, то как правило хочется ещё. Поэтому если мне, наконец, удаётся оторваться от книги, то я стараюсь подольше не садиться за это занятие. Потому что затягивает так, что рискую однажды обнаружить, что пока я погружалась в очередной выдуманный мир, стала уже совсем седой и старой, и жизнь прошла.

Но вернёмся к нашему Пелевину. Как все наверное знают, в декабре вышла его новая книга - "Ананасная вода для прекрасной дамы". И по традиции уже дней через пять она была выложена в Сеть. Я была где-то 2000-й среди скачавших её. Тем не менее, я долго не могла себя заставить прочитать её. Во-первых, как я уже сказала, не хотелось опять попадать в это лихорадочное наркотическое состояние чтения, во-вторых, перед Новым Годом хотелось закончить все дела, а в-третьих, был достаточно сильный страх разочароваться.

Я как-то больше поклонник раннего Пелевина: "Чапаева и Пустоты", "Жёлтой стрелы", "Затворника и Шестипалого" и т.п. Поэтому многие последние его книги, начиная чуть ли не с "Поколения П", которое многие называют лучшей его книгой и которое единственное из всех его произведений вроде бы таки экранизовали в России, не коснулись тонких струн моей души. Я прочла их все, включая "t", с удовольствием, однако восхищения и трепета как "Чапаев и Пустота" они у меня не вызвали. Поэтому у меня была опаска, что Пелевин опять напишет что-то в политическом духе, что пройдёт мимо меня.

К счастью, мои опасения не оправдались. "Ананасная вода..." мне понравилась. Конечно, она намного легче, чем всё тот же "Чапаев", но одновременно намного ближе ко мне, чем вся та политика, которая была раньше. Больше всего из произведений, которые попали в новую книгу, мне понравилось первое - "Операция Burning Bush", но остальные тоже оставили весьма приятственное впечатление. И было достаточно странно и обидно читать плохие отзывы многих прочитавших, которые называли книгу чуть ли не худшей в творчестве Пелевина и вообще бездарной. Хотя немного подумав, я поняла, что нет в этом ничего странного. Как я уже писала, книга довольно близка к тому интеллектуальному кругу, в котором я вращаюсь, поэтому она написана на языке, который мне понятен, о вещах и понятиях, которые составляют часть моей повседневной жизни. И поэтому если человек интересуется другими вещами, то для него эта книга совершенно неудобочитаема, где-то как учебник по вычмату для гуманитария.

В любом случае, мне плевать на мнение интернетных недокритиков и я считаю, что новый Пелевин в старом стиле получился просто великолепным. Так что новый книжный сезон для меня был открыт очень удачно.
desperada_anna: (Default)
Дирижабли
© Flёur

В небе - дирижабли... мне себя не жалко,
Я ведь - птица Феникс, - всё равно умру.
Всё равно воскресну и на том же месте
Выстрою волшебный замок поутру.

В небе - дирижабли... за меня решал ты,
Кем мне быть и сколько силы мне дано.
Мир намного больше, мир намного проще,
Чем все твои догадки, - грустно и смешно.

В небе - дирижабли... так легко дышать мне,
Так легко смеяться, глядя в небеса.
Я не помню более о вчерашней боли,
О вчерашней смерти, о тоске в глазах.

В небе - дирижабли... и не удержать вам,
Ни моих безумий, ни счастливых слёз.
Я теперь - другая, я теперь - летаю
На синих дирижаблях своих тайных грёз.

Обрывки. Время куда исчезло, перестало существовать. Всё как будто было вчера и никогда и продолжает происходить сейчас. Нет ни начала, ни конца.
Закат. Шикарнейший летний закат и лёгкий ветер. Desperada Anna стоит на пирсе у маяка и смотрит на заходящее солнце, на небо и на яркие краски, отражённые в воде. Где-то далеко суетятся птицы. На волнах покачиваются яхты со спущенными парусами: "Анна", "Селена" и ещё какая-то третья, названия которой трудто разглядеть даже если пройти по тонким ржавым прутьям, лежащим на пирсе. Маяк ещё не включен, Desperada Anna никогда не увидит горящий там свет, но даже сейчас можно заметить сидящего внутри человека. Desperada Anna боится смотреть в его сторону, боится, что он будет злиться из-за того что она тут ходит, лазит по опасно лежащим прутьям и вообще ведёт себя безрассудно. Хуана что-то говорит всё это время, фоторгафирует маяк, закат, обе Анны...
Desperada Anna вместе с Хуаной на мачте. Они решили залезть туда пока ещё трезвые. Там наверху совсем не страшно, но если дует ветер, мачта качается и становится как-то не по себе. С мачты почти ничего не видно, кроме верхушек деревьев и привычного пейзажа. Ведь мачта - это не высотный дом.
Хуана стоит рядом. На самом деле, её зовут не так. Просто я называю её Хуаной. За усики. В честь Хуаны из "Кики" Альмодовара. Был там такой эпизод, где Кика разговаривает с Хуаной о каких-то незначимых вещах и вдруг спрашивает: "Хуана, а ты никогда не пробовала сбрить усы?" Хуана: "Нет, а зачем?" С Хуаной я познакомилась в очереди к кабинету гинеколога. Она выбежала вся в слезах (у неё были какие-то проблемы с гормонами) и бросилась мне на шею. И что характерно, она уже вторая девушка, которая так делает...
Ночь. Desperada Anna лежит в своей постели и смотрит в потолок. Хуана тоже лежит в своей постели. У Хуаны есть парень. Даже два: один, о котором все думают, что он её парень, и второй - настоящий. Открывается дверь. В комнату входит друг Хуаны. Пьяный до беспамятства. Ложится в её постель. Начинает к ней приставать. Desperada Anna лежит и смотрит в потолок. Если что-то пойдёт не так, она встанет и сделает что нужно. А пока ей ничего не остаётся кроме смотрения в потолок. Он говорит Хуане: "Поцелуй меня". "Зачем?" - спрашивает она. Шорохи, возня. "Убери руки" - говорит Хуана. Ещё немного шорохов и шёпота. Потом тишина. Его храп. Художественный, разноголосый, Desperada Anna никогда такого не слышала. Такое ощущение, что он рассказывает кому-то истории на непонятном языке. Хуана лежит и боится пошевелиться. Одно неверное движение, и он просыпается, встаёт и уходит в туалет. Хуана судорожно ищет ключи. "Ты спишь?" "Нет" "Ключи у тебя?" "Нет" Звон. Хуана запирает дверь. Проходит несколько минут. Он возвращается. "Решили от меня закрыться?" Смеётся. "Я выломаю дверь" Слышны удары. Конечно, он выломает дверь. Дверь хлипкая, тонкая, а он жирный как свинья. Хуана открывает ему дверь. Всё повторяется снова. Шёпот, шорохи. Хуана уходит в коридор. Через десять минут он засыпает. Слышится его храп. Хуана возвращается. Мы до утра слушаем его храп...
Ночь. Мы сидим на крыше. Я, Хуана, её друг, ещё один наш друг-москвич. Внизу, четырьми этажами ниже, вода. Над нами звёзды. На горизонте зарево - там город. Дует ужасный ветер. Хуана мёрзнет. Мы с москвичом слишком пьяны, чтобы мёрзнуть. Жирного волнует только его сломанный палец. Он напивается, чтобы не чувствовать боли. Под шезлонгом валяется Миша, которого все считают парнем Хуаны. Но ему уже всё равно. Ночь. Небо. Звёзды. Жирный поёт "Он был старше её", потом гимн Украины, хочется ещё петь, но песен почему-то не вспоминается...
Мы с Хуаной ужинаем. Жирный предлагает лук. Я говорю, что не ем лук. Хуана тоже отказывается. "А, лесбиянки" - смеётся он. - "Возьмите меня третьим"...
Desperada Anna лежит на пирсе. С утра она ничего не ела. Только водки выпила на голодный желудок. Ей плохо. Какое-то нетерпение внутри. Хочется что-то делать, куда-то бежать, но не понятно, что, куда и зачем. Desperada Anna не любит пить. Она знает, что от этого всегда только хуже. Но всё равно пьёт. На пирс приходит 2q. И они вместе уходят плавать. Плавают долго - час, может, два. С берега кричат, чтоб возвращались, что идиоты, что спасателей здесь нет. Они не возвращаются. Они заплывают в какие-то странные заброшенные места, потом на частную территорию. Там они отдыхают. Время возвращаться. Desperada Anna прыгает в воду. Уже на своём берегу она видит, что руки все исцарапаны от локтевого сгиба и до запястий. Down, not across. Но она не чувствует ни боли ни усталости. Она спит на пирсе под жарким солнцем...
Desperada Anna едет домой. Вся сгоревшая от кончиков ушей до пальцев на ногах. Вся кожа горит, даже если к ней не прикасаться. Рядом садится девушка. Красивая. Блондинка. Долго смотрит. Потом говорит: "Привет". Desperada Anna вдруг вспоминает её. Это Анжела. Та самая маленькая девочка из её двора, насчёт которой она когда-то затеяла спор. И, судя по всему, выиграла. Анжела выросла. Красивая фигурка, красивое лицо. Курит. Говорит, что закончила второй курс. Desperada Anna чувствует себя старой. Анжела спрашивает: "Откуда ты?" и пялится на сгоревшие руки и лицо, по пыльные джинсы, потёртый рюкзак, ветеранские кроссовки, исходившие полукраины. "Я уже который день в дороге. Я не помню, когда видела в последний раз нормальную водопроводную воду. Я день ничего не ела, кроме водки. Я двое суток не спала. Я несколько километров шла до автобуса. Я..." - Desperada Anna много чего хочет сказать, но только отпивает воды из бутылки и бросает что-то незначащее...
Desperada Anna сидит за столом. Вокруг сидят мужчины. Пять или шесть человек. Один из них протягивает бланк с подписями и печатями. Desperada Anna подписывает свой приговор. Чужой ручкой. Своей рукой.
"Я приеду к тебе во вторник, завезу барахлишко" - говорит Артемио. Весь вторник Desperada Anna сидит как на иголках. Вокруг начинают происходить странные вещи. За окном сбивают мальчика. На дороге виден долгий след из его крови. Во дворе слышится звон разбитого стекла. Весь воздух пропитан напряжением. Вокруг творится что-то нехорошее. Но Артемио не приходит. Он не приходит и в среду. И в четверг, пятницу, субботу, воскресенье, понедельник. И в следующий вторник тоже...
Desperada Anna смотрит на выпавшие руны. Всё чудесно. Все руны очень положительные. Но только в результирующей позиции почему-то Naudh - нищета.
13-е. Понедельник. За окном невероятный дождь. Сегодня решается моя судьба. Обычно люди в таких ситуациях просят поддержать, поругать, подержать за них кулаки. Я не прошу. Я полагаюсь на свои силы. Я ночь не спала. Сначала под моим окном один мужчина рассказывал своему другу, как его бросила жена. А потом разразилась гроза. И ни капли сна.
Судьба решается не в мою пользу. В пользу жирного. Вместе со мной пролетает Макс. Ирония, да?
Desperada Anna стоит в книжном магазине и пялится на многотомное издание "Антология сатиры и юмора". Среди прочих в антологии книга Пелевина "Затворник и Шестипалый"...
Desperada Anna сидит в кабинете терапевта и смотрит на прислонённую к стене трость. Терапевт что-то пишет. Desperada Anna боится, как бы не растаяли принесённые ей конфеты. На улице очень жарко и очень влажно.
Desperada Anna идёт по улице. За ней идут двое и обсуждают её возраст и её задницу. "Десятый класс! Я тебе точно говорю!" И вот так уже года четыре. Мне даже в магазине алкоголь не продают, потому что не верят, что мне есть 18. Только если я с похмелья - тогда я выгляжу на все сорок. И что характерно, когда я была несовершеннолетней, никого мой возраст не интересовал, и пиво мне продавали без вопросов.
Desperada Anna сидит и смотрит на стоящую в углу её прихожей трость. В комнате слышно разговор Дениса и её брата.
Desperada Anna сидит на полу и смотрит на Лену-Мартышку, опирающуся на зонтик как на трость. Ей уже всё равно, но нет больше сил стоять...
desperada_anna: (Default)
Кома
© Flёur

Есть в близости каждой предвестники смерти:
увядшие листья, поникшие ветви,
погасшие взгляды, безвольно упавшие руки…
Ты еще говоришь, но теряется ясность,
Меня поглощает тяжелый и вязкий
туман, сквозь который с трудом пробиваются звуки…
Всюду пепел и дым, я не вижу уже ничего,
Лишь щемящие кадры того,
что уже не вернется…
И надо мною в небе парит не спеша
белый гигантский шар,
что когда-то был солнцем...
Плывут облака ядовитого дыма,
Машины проносятся с грохотом мимо,
Скрипят тормоза, колеса все ближе и ближе...
Огни карнавалов и факельных шествий,
Пожары и взрывы, стихийные бедствия...
Ты говоришь мне о чем-то, но я не слышу...
Северный ветер не может меня отпустить...
Да и нужно ли дальше идти,
раз я дороги не помню?
Вращаются стрелки, но я не могу очнуться,
Не в силах пошелохнуться
и выйти из комы…
А люди кричат мне и машут руками,
Но мне непонятны их странные жесты, -
меж нами стена из холодного оцепенения...
И нет больше слов достаточно важных.
И нет больше жестов достаточно веских.
Ни грубость, ни нежность уже не имеют значения.
И я остаюсь на перекрестке, пока
в моих неподвижных зрачках
отражается вечность.
Окаменев, в бездну свой взгляд устремив…
И даже если взорвется весь мир, -
я не замечу…
Сменяют друг друга шторма и штили.
Безумствуют вихри космической пыли.
Меняется мир, и лишь я остаюсь неподвижной.
Лежат в руинах пирамиды.
Уходит под воду Атлантида.
И ты говоришь, но я ничего не слышу.
Горит Вавилон и дым застилает луну.
Идут корабли ко дну, исполняя пророчество.
Сходят с орбиты сотни небесных светил.
И у меня впереди сто лет одиночества…

Как ни странно, но даже такое низменное удовольствие как бросание денег на ветер до сих пор доставляет мне удовольствие. Сама себе поражаюсь. А ещё на какую-то просветлённость претендовала, э-эх...
Вот вчера, к примеру, пробежалась по магазинам, купила себе сладостей (у меня, видимо, было тяжёлое детство - до сих пор не могу наесться шоколадом), новые тени (если на холсте и бумаге не рисую, то можно хоть на своей грешной физиономии оторваться), тетрадочку с надписью "Аффтар жжот!" (в память о фразе отца моего милого друга Артемио "Купи тетрадку и записывай"), а на десерт зашла в книжный. Вообще, меня в книжный пускать нельзя. Для общего блага и для моего собственного. Потому что как только я попадаю в книжный, меня сразу же тянет скупить треть книг, лежащих там на полках, включая детские издания с картонными страницами, самоучитель китайского языка (с шикарным названием "Китайский за 30 дней"), атласы и путеводители по всем городам и странам мира и, конечно же, все более-менее стоящие произведения всех более-менее приличных авторов. К счастью, обычно мне удаётся сдержаться. И в этот раз тоже. Я даже не купила "Чапаева и Пустоту", за которым я некогда охотилась и который теперь подозрительно часто попадается мне на глаза, сказав себе, что обязательно куплю его в книжном рядом с домом Артемио. А ещё мне удалось усилием воли заставить себя не купить чертовски красивую колоду марсельского таро...
И вот, думается мне, что скоро я снова окажусь в каком-нибудь книжном и меня опять будет тянуть что-нибудь приобрести. А ведь были времена, когда я просто ходила в библиотеку и этим решала проблему жажды новых книг. Однако в библиотеках практически не бывает новых книг, а старые по большей части уже прочитаны... Остаётся только скачивать новинки из сети, если удастся найти. Вот вчера я, наконец, начала читать "П5", скачанный ещё неделю назад. Прочитала пока только "Зал поющих кариатид", так что мнение ещё не сложилось.
А вообще мне сейчас не читать надо, а делом заниматься, причём не отрывая глаз от монитора. Вот.
desperada_anna: (Default)
Она
© Дельфин

Две подруги - рука об руку,
одна без другой никогда не бывает.
Два совершенно разных облика:
одна играется, с другой играют.
Одна за решеткой времени спрятана,
другая вне этой решетки, свободна.
И только одним жизнь и смерть связаны:
обе они женского рода.
Жизнь умиляет своею глупостью:
Цель не ясна, средства туманны.
То и дело встречаешься с ее скупостью,
Прося хоть толику небесной манны.
У смерти для тебя нет предложений:
Она молча делает свое дело,
Забирая душу твою для будущих воскрешений,
На три дня родным оставляя тело.
Наверное, жизнь свою надо в кого-нибудь вкладывать.
Хотя для чего, все равно не понятно,
Но может быть тогда она станет радовать,
В отдельные моменты становясь приятной.
Вот тогда можно со смертью спорить,
Отбрасывая себя в конец очереди,
Не к ней готовиться, а ее для себя готовить,
Относясь к ней, как отец к дочери.

Еще не известно, как что происходит.
Может быть, смерть жизнью кончается,
Но ведь каждый сюда за чем-то приходит,
Для чего-то он здесь появляется.
Жизнь и смерть что-то от меня прячут,
Хотят сделать из меня урода.
Это просто слова, которые вообще ничего не значат,
Кроме того, что они - женского рода.

"Yo ya me voy... Me voy" - шепчет в наушниках тихий мужской голос. Но почему-то вспоминается Дельфин с его размышлениями о жизни и смерти. В последнее время я что-то слишком часто думаю на эту тему. И что самое смешное без особого результата...
Вообще, в последнее время я стала замечать, что становлюсь закоренелой эстеткой (можно выразиться и язвительнее, но я не буду). Я уже забыла, когда в последний раз была в кино. Каждый раз, когда я смотрю на афиши кинотеатров, меня передёргивает от брезгливости. И я предпочитаю сидению перед большим экраном и поеданию попкорна лежание на любимом диване с любимым ноутбуком на коленях... И уже который вечер подряд я смотрю старые фильмы Кустурицы. Я не скажу, что мне так уж нравятся его киноленты. Некоторые из них вообще ничего во мне не трогают. Особенно, когда режиссёр увлекается оркестрами, шагающими по улицам. Но есть у него вещи действительно стоящие (на мой вкус): ранние работы и, безусловно, "Arizona Dream". С последним у меня вообще связаны все самые лучшие впечатления от творчества Кустурицы. Но критики почему-то моих восторгов не разделяют. Все профессионально рецензии на эту картину, которые мне доводилось читать, были неодобрительными. И большинство критиков сходились в том, что в этом фильме вообще нет самого Кустурицы. И ещё от прочтения всего написанного в отзывах у меня осталось весьма своеобразное ощущение, которое когда-то очень хорошо высказала [livejournal.com profile] mara_petite: "Все говорят, что фильм для дураков, а мне понравился..."
Но тут даже не в Кустурице дело. Недавно у меня сломались наушники. Не то чтобы они сами сломались - я весьма ощутимо приложила к этому руку, да и им уже больше трёх лет, так что это неудивительно. И естественно я выбралась в поход по магазинам за новыми. С братиком за ручку. И в итоге мы прошли около 6 км, обошли все близлежащие торговые центры, вернулись домой и заказали наушники в интернет-магазине. Sennheiser PX200. Потому что не увидели ничего стоящего на прилавках магазинов. Это уже не эстетство, я даже не знаю, как это назвать поприличней.
А по дороге домой мы зашли в новый книжный магазин. В последнее время их что-то слишком часто стали открывать. Их и раньше было немало, но где-то пару лет все книжные резко начали закрывать. Где-то на месте книг стали продавать фототовары, где-то бытовую химию, а где-то и вовсе унитазы (и это на том самом месте, где я когда-то покупала Толкиена!!). Осталось только два книжных магазина, о которых я знала: один рядом с моим домом, а другой рядом с домом Артемио. Вот такой милый расклад;) Но то ли у людей проснулась тяга к знаниям (в чём я лично сомневаюсь), то ли кто-то решил, что книги продавать выгодно, но в городе стали открывать новые книжные. И вот я попала в один из них. И разочаровалась. Единственное, что мне понравилось, так это "Улитка на склоне" Стругацких, которая стояла рядом с "Анной Карениной" Толстого на полке с надписью "Мировая классика". А всё остальное - сплошной негатив.
А ещё меня в который раз удивило отсутствие "Чапаева и Пустоты" Пелевина в книжных магазинах. Я вообще никогда не видела эту книгу в продаже. Что угодно, но только не она. Хотя в первый раз я читала её именно в бумажном варианте. Кстати говоря, это была первая книга Пелевина, которая попала мне в руки. Порекомендовала её мне знакомая библиотекарша, которая любила Пелевина за то, что он похож на Кастанеду (это её слова). Та самая, которая на мой вопрос о книгах Макса Фрая мне ответила: "Я не знаю, кто такой Макс Фрай, но у нас есть Макс Фриш и Стивен Фрай и я могу выдать вам обоих". Она была и остаётся первой и последней известной мне обладательницей бумажного варианта "Чапаева и Пустоты". Нет, я не говорю, что мне так уж хочется достать эту книгу, но мне просто интересно, почему её не продают? Что в этой книге такого особенного? Или может, не в книге дело, а во мне? Может, я не в те магазины захожу? В общем, загадка природы.
М-да, что-то я увлеклась разными измышлениями и забыла написать о самом главном... Но, может быть, чуть позже я вспомню, что именно хотела сказать, и тогда напишу. Я на это надеюсь...
desperada_anna: (Default)
Ты можешь не думать об этом
© Смысловые галлюцинации

Я думал, что в жизни есть много вещей
Оказалось, что только одна
Я думал, что я забываю друзей
Оказалось, они не помнят меня

Я помню, что мне удавалось спастись
Но не помню, какой ценой
Я помню, что я всегда за что-то платил
И не всегда головой

Ты можешь не думать об этом
Когда-нибудь будет иначе
Я ставлю все на удачу
Ты можешь не думать об этом

И все получалось наоборот
Всегда кто-то путал слова
Всегда находился повод уйти
Но мешала чья-то спина

Прожигателям жизни - еще один день
Это будет лучший из дней
Вот только усталость, она все сильней
Но ты можешь не думать о ней

Ты можешь не думать обо мне, Артемио. Я могу не думать о тебе. Но ведь не в мыслях дело. Даже не думая о тебе, я знаю, что ты есть. Даже если ты - всего лишь фантом, иллюзия, плод моего воображения, моя воплощенная мечта, почему я не должна любить тебя? Ведь всё вокруг иллюзия. Весь этот мир создан нами. Или мной. Или господином Котовским, как считал Виктор Пелевин. (Кстати, так и не купила тебе его "Чапаев и Пустота"... Жаль, конечно. Но что уж теперь... Поздно теперь раскаиваться или отрекаться) Или господином Пабло, как считал Герман Гессе.
(Всё те же сожаления... Я думаю, тебе было бы неплохо сейчас прочитать его "Степного волка". Лучшая книга для самоубийц, имхо)
Вчера я начала читать "Арабский кошмар" Роберта Ирвина (опять же по рекомендации Макса Фрая, он же [livejournal.com profile] chingizid). Не скажу, что меня очень впечатлило, но всё-таки что-то во мне видно эта книга задела. Я поняла это, когда проснулась. Проснулась я от женского голоса, который сказал: "Можешь просыпаться". Мне позволили и я проснулась... И секунд тридцать не могла прийти в себя, понять, кто я, где я в пространстве и во времени... Жуткое чувство, человек.
Однако я хотела рассказать тебе не об этом. Я расскажу тебе другую историю. Слушай.
...И тогда пришёл он. Точнее, его привели. Анита редко об этом вспоминала, но ведь это же она привела его сюда. Вместе с Анастасией. Хотя и не знала тогда ещё, что он идёт.
Это было раньше во времени. Когда-то настолько давно, что в это уже трудно поверить, но не настолько давно, чтобы об этом забыть. Анастасия была в восхищении. Она была просто в восторге и всей своей сущностью желала поделиться со всеми своим настроением. Она восторженно рассказывала о Neo. А Аните только и оставалось, что вздыхать и желать смерти Коссил. Ведь мир нельзя изменить одним лишь желанием. Всё придумано не нами и зависит не от нас. Мы - лишь те, с кем что-то случается.
А потом Анита в шутку предложила Анастасие поменяться. Забавная шутка: одна получает Neo, другая - Коссил. И пусть Анастасия никогда не видела Коссил, да и слышала о ней только от Аниты. И пусть Анита не знала ничего толком о Neo. Ведь это всего лишь шутка.
Однако Анастасия и в страшном сне не могла пожелать общения с Коссил. Ей было достаточно того, что рассказывала ей Анита, чтобы отмахнуться от такого опыта. Тогда Анита предложила ей (в шутку, конечно же), что она просто заберет себе Neo, а Анастасие оставит её предыдущую, очень милую молодую женщину. На этом они и порешили, посмеялись и пожалели, что действительность не столь прекрасна, как мечты...
А через три месяца умерла Коссил.
И пришёл Neo.
Он был подарком судьбы. Судьбы ли? Neo не должен был стать эпизодом. Ему была отведена важная роль. Та роль, о которой она ещё год назад не могла даже догадываться. Кто-то пририсовал к картине недостающие штрихи и иллюзия стала реальностью. Хотя что такое реальность, если не искаженная иллюзия?..

Profile

desperada_anna: (Default)
desperada_anna

June 2017

M T W T F S S
   1234
567891011
121314 15161718
19202122232425
2627282930  

Syndicate

RSS Atom

Expand Cut Tags

No cut tags

Tags